672

19 ноября 2019 в 17:06

Учитель Иннокентий Чириков

Во многих источниках, где опубликована фотография участников Якутского областного инородческого съезда 1912 года, в подписях к снимку отмечается, что в 1 ряду 10-м (слева направо) сидит учитель Иннокентий Иннокентьевич Чириков. Однако И.И. Чириков не значится ни в списке делегатов съезда, ни в списке приглашенных. Между тем, мы знаем, что список приглашенных на инородческий съезд утверждался самим губернатором Якутской области И.И. Крафтом.

«Для поступления на государственную службу…»
Так кто же он, неизвестный учитель Чириков? На настоящий момент редакция газеты располагает немногочисленными сведениями о нем. Но все-таки мы обладаем весьма важной информацией об учителе И.И. Чирикове. Как известно, 11 декабря 1905 года на основе Манифеста «Об усовершенствовании государственного порядка» был издан Закон о выборах в Государственную думу, согласно которому якуты лишались избирательных прав. Историк С.И. Ковлеков в книге «В.В. Никифоров и съезд якутов 1912 года» отмечает, что в программе «Союза якутов», организованного в 1906 году по инициативе В.В. Никифорова-Кюлюмнюр, среди других было и требование об избрании из числа якутов хоть одного депутата в Государственную думу. Но вскоре руководители «Союза якутов» были арестованы и приговорены к различным срокам тюремного заключения. 9 июля 1906 года Николай II распустил первую Государственную думу. В избирательном Положении во Вторую Государственную думу кочевым народам разрешалось участвовать в избирательной кампании и выдвинуть своего депутата в представительный орган верховной власти. Согласно статье 123 этого Положения Якутская область избирала 16 выборщиков. Ими оказались В.А. Бубякин, Н.Н. Грибановский, В.В. Жаров, В.Н. Ксенофонтов, И.А. Попов, Г.В. Слепцов, И.Н. Эверстов, С.А. Корякин, В.Н. Александров, С.А. Егоров, Ф.Г. Корнилов, Ф.П. Киприянов, И.А. Новгородов, В.И. Мельников, М.Д. Миронов, в том числе, и учитель И.И. Чириков.
Вот что пишет по этому поводу доктор исторических наук Наталья Дьяконова в своей книге «Якутская интеллигенция в национальной истории: судьбы и время (конец XIX -1917 г.)»: «В марте 1907 г. прошли выборы, в итоге которых были избраны 8 выборщиков из числа левых. Якутов представляли В.Н. Ксенофонтов, Г.В. Слепцов, учитель И.И. Чириков и И.А. Попов. П.Н. Сокольников был выдвинут от правых сил, представителей городской общественности. Таким образом, в первых выборах якутские представители добились ощутимого успеха. Однако после событий 3 июня 1907 года, как известно, Вторая Государственная дума была распущена. Согласно новому избирательному закону, якуты оказались лишены права участвовать в выборах в Государственную думу».
Эти исторические факты свидетельствуют о том, что учитель Иннокентий Иннокентьевич Чириков поддерживал идеи левого движения, был человеком прогрессивных взглядов.
Родом же И.И. Чириков, предположительно, был из Верхоянского улуса. Работая в Национальном архиве РС (Я), я нашла один документ – «Дело Верхоянской инородной управы о выдаче увольнительного приговора (протокола) инородцу 3-го Байдунского наслега Иннокентию Иннокентьевичу Чирикову для поступления на государственную службу», которое было начало 21 декабря 1903 года и окончено 11 марта 1905 года. (Ф. И-32. Оп. 1. Д. 1571. Л. 1 – 3.)
В деле – прошение в Верхоянскую инородную управу от учителя Якутской Второклассной церковно-приходской школы Иннокентия Иннокентьевича Чирикова, которое он отправляет из Якутска в Верхоянск.
В своем покорнейшем прошении учитель И.И. Чириков пишет: «На основании Высочайшего положения от 1 апреля 1902 года о Второклассных школах, учителя, имеющие свидетельство на звание учителя начальной народной или церковно-приходских школ, при занятии штатных должностей во Второклассных школах зачисляются на государственную службу. В виду этого честь имею покорнейше просить Верхоянскую Инородную управу потребовать от 3-го Байдунского родового управления общественный приговор об увольнении меня из общества для поступления на государственную службу. При сем прилагаю удостоверение Второклассной школы. К сему прошению подписался учитель Иннокентий Чириков».
Прошение датировано 24 октября 1903 года. Самое примечательное то, что внизу своего послания Иннокентий Чириков указывает свой адрес в Якутске, где он проживает, и куда необходимо направить ответ: «Якутск, Второклассная школа, Дом Парникова, Иннокентию Чирикову».
Конечно, в те далекие времена почта шла очень долго, месяцами. В итоге прошение И.И. Чирикова доходит до Верхоянской инородной управы лишь спустя два месяца – 21 декабря 1903 года. В свою очередь, управа, в лице выборного Тимофея Слепцова, смогла отправить учителю необходимые документы только 7 июля 1904 года, получается, только через полгода.
Причем, отправляя их, управа делает приписку: «Инородная Управа при сем препровождая удостоверение за № 53 и приговор 3-го Байдунского общества, покорно просим вас, Милостивый государь, в получении документов расписаться на сем деле и возвратить».
Документы, которые просил учитель Чириков, благополучно дошли до него, о чем свидетельствует расписка, сделанная им собственноручно: «Приговор 3-го Байдунского наслега за № 53 получил учитель Иннокентий Чириков».
Изучив это архивное дело, можно сделать несколько выводов: во-первых, что Иннокентий Иннокентьевич Чириков, по всей видимости, был родом из 3-го Байдунского наслега (ныне Адычинский наслег) Верхоянского улуса, во-вторых, к моменту написания прошения, т.е. к октябрю 1903 года, он имел свидетельство учителя начальной народной или церковно-приходской школы, в-третьих, к этому времени И.И. Чириков уже работал учителем Якутской Второклассной учительской церковно-приходской школы, в-четвертых, судя по адресу, который он указал в прошении, Иннокентий Чириков проживал недалеко от школы – в Доме Парникова.

Учитель Второклассной школы
Здесь стоит сказать несколько слов о Якутской Второклассной учительской церковно-приходской школе, в которой работал учитель И.И. Чириков. Школа эта появилась в 1897 году, вследствие преобразования существовавшей тогда «миссионерской» школы, и готовила, главным образом, учителей грамоты для церковно-приходских школ.
16 июня 1914 года в «Якутских епархиальных ведомостях» (№ 12) вышла статья учителя И.П. Будищева, в которой он пишет о значении Якутской Второклассной учительской школы в жизни инородцев Якутской области. В «Ведомостях» автор отмечает: «…желательно сказать несколько слов о том, насколько школы, вообще и, в частности, Якутская второклассная полезны, особенно в нашей Якутской области, отдаленной от центра и просвещения. В нашей Якутской области школ, вообще, мало; а те, которые существуют, до недавнего времени не пользовались особенно большой симпатией со стороны местного инородческого населения, так как якуты не всегда охотно посылали и отдают детей своих для образования в школу. Причин к тому много, но главная, конечно, заключается в крайнем их невежестве и косности к просвещению. Об этом не раз говорилось, не раз уже было писано, что корень большей части зол, от которых страдает наше простонародие, лежит в массовом его невежестве, в непроглядной тьме и в глубоком мраке, покрывающем духовную жизнь инородцев Якутской области. Эта глубокая тьма, царящая здесь, давно стала общим уделом, но нигде, думаем, эта страшная власть тьмы не свила себе такого прочного гнезда, как в нашем Якутске. Свету! Свету побольше – вот клич, который давно уже раздается во всех углах нашего отечества. Нигде, может быть, не чувствуется такая жгучая потребность в просвещении, как, именно здесь».
А одной из особенностей Якутской Второклассной учительской школы была ее доступность для поступления детей инородцев. Как отмечает И.П. Будищев, школа принимала «великовозрастных детей», т.е. повзрослевших, дешевая плата за содержание детей в общежитии давала возможность и бедным родителям обучать своих детей в этой школе. Преподавали здесь историю, естествознание, физику, математику и даже высшие богословские науки.
В продолжении своей статьи, которая вышла уже в № 13 «Якутских епархиальных ведомостей» от 1 июля 1914 года, учитель И.П. Будищев подчеркивает большую роль Второклассной учительской школы в деле просвещения детей инородцев Якутской области: «Принимая под свой кров детей простого народа Якутская второклассная школа вспоила, вскормила и воспитала в своих, вначале, не затейливых стенах не мало здоровых, сильных и полезных молодых людей, которые на благо церкви и отечества трудятся теперь на разных общественных поприщах. Она служит также и переходным мостом в другие высшие и специальные учебные заведения, где обучаются теперь эти молодые люди».
Вот в такой школе преподавал Иннокентий Иннокентьевич Чириков. И, по всей видимости, он был неплохим учителем. Кроме своих обязанностей учителя, он еще, оказывается, управлял школьным хором. Тому свидетельство – один любопытный документ, который я нашла в Национальном архиве РС (Я). Называется он «Об оправдании учителя Якутской Второклассной школы Чирикова Иннокентия от клеветы на него переплетчика Стоцкого» (Ф. И-287. Оп. 3. Д. 24.). Документ датирован 1904 – 1906 годами, т.е. это было как раз то время, когда в Якутской Второклассной школе работал И.И. Чириков.
Суть дела такова: в Якутский Епархиальный Училищный Совет 19 мая 1904 года поступил рапорт от Совета Якутской Второклассной учительской церковно-приходской школы, в котором говорится, что переплетчику, мещанину Николаю Стоцкому был дан заказ – сделать переплет документа «Образование». Причем, Стоцкому были заказаны три переплета, а он сделал пять.
Когда переплетчик привез свои работы в школу, на тот момент в здании находился только учитель Иннокентий Чириков, который не мог уплатить денег за лишние два переплета, не получив разрешения на это от заведующего школой. Заведующий же был в церкви – на богослужении, а Чирикову необходимо было сопроводить учеников в церковь и управлять там школьным хором. Иннокентий Чириков, уходя в церковь, попросил переплетчика его подождать. А школьный сторож, поскольку Николай Стоцкий отказался покидать школу (сторож просил его удалиться), запер его и пошел в другое здание, чтобы истопить печь. В течение двух часов переплетчик был заперт, и он посчитал это ограничением своей свободы. Стоцкий подал Его Преосвещенству Епископу Якутскому и Вилюйскому Никанору жалобу на инородца Иннокентия Чирикова.
В деле, кроме прошения Николая Стоцкого, есть рапорта Совета Якутской Второклассной учительской церковно-приходской школы. Также приложено и объяснение самого учителя Иннокентия Чирикова.
Рассмотрев все детали этого дела, Якутский Епархиальный Училищный Совет, как свидетельствуют архивные документы, оправдал учителя Иннокентия Чирикова от напрасной клеветы на него мещанина Николая Стоцкого – Училищный Совет посчитал это дело, не требующим дальнейшего производства.

«Проживает в Доме Парникова…»
В своем прошении переплетчик Стоцкий тоже указывает, что учитель Иннокентий Чириков проживает в Доме Парникова. Вполне возможно, что в этом доме И.И. Чириков жил продолжительное время – начиная с 1903 года. Оказывается, Якутская Второклассная учительская школа арендовала этот дом у наследников Ивана Парникова для проживания своих учителей. Доказательством служат архивные данные. В Национальном архиве РС (Я) я нашла «Документы о выделении средств на содержание Якутской Второклассной учительской школы и ее учителей, о состоянии обучения, численности и успеваемости учеников, о выдаче свидетельств об окончании», которые датированы 1912 – 1916 годами. В одном из этих документов и значится, что 12 сентября 1912 года Совет Второклассной учительской школы заключил с наследниками Ивана Парникова контракт на кортом дома, т.е. на его аренду (Ф. И-287. Оп. 1. Д. 82. Л. 18.). Кстати, это было как раз то время, когда в Якутске только что прошел Якутский областной инородческий съезд, в котором принимал участие и учитель Второклассной учительской школы Иннокентий Иннокентьевич Чириков.
В своей статье в «Якутских Епархиальных Ведомостях» учитель И.П. Будищев, в том числе, пишет и о завершении строительства нового двухэтажного здания для Второклассной учительской школы (напомню, статья вышла 1 июля 1914 года): «Школа эта – очень обширное двухэтажное, деревянное здание; внизу классы и библиотека, вверху классы, общежитие и квартиры для учителей. Расположена она на открытом месте; свету и воздуху довольно; классы просторны, чистые, светлые, везде чистота и порядок». Если в новом здании школы были предусмотрены и квартиры для учителей, то, вполне вероятно, что там мог жить и учитель И.И. Чириков. Это двухэтажное здание находилось на перекрестке улиц Орджоникидзе и Петра Алексеева (позже в нем располагалась средняя школа № 5).
В целом, получается, что об учителе И.И. Чирикове сведений очень мало. В поисках информации о нем редакция обращалась в Верхоянский районный краеведческий музей «Полюс холода». Но, к сожалению, как нам сказала заведующая сектором краеведения Алена Ильинична Чирикова, никакими данными об участнике инородческого съезда 1912 года, учителе И.И. Чирикове музей не располагает. Также нам не смог помочь историко-этнографический музей при Адычинской средней школе. Кроме этого, мы звонили краеведу Дмитрию Николаевичу Акимову, который подготовил книгу об Адычинской средней школе, ее первых учителях, и которая скоро должна выйти в свет. К сожалению, Дмитрий Николаевич ничего не знает об учителе Иннокентии Иннокентьевиче Чирикове…

Писарь Софрон Шараборин
Мы уже говорили, что во многих источниках, где опубликована фотография участников Якутского областного инородческого съезда 1912 года, в подписях к снимку значится, что в 1 ряду 10-м (слева направо) сидит учитель И.И. Чириков.
Однако, по мнению исследователя Николая Слепцова (журнал «Күрүлгэн», 2012, № 5), в 1-м ряду 10-м сидит Софрон Афанасьевич Шараборин, который был одним из приглашенных гостей (в списках приглашенных на инородческий съезд он значится 38-м по счету).
Здесь надо сказать несколько слов о С.А. Шараборине, предки которого были из 2-го Меитского наслега (ныне Кыллахского) Олекминского улуса. Будучи в Национальном архиве РС (Я), я стала искать в Метрических книгах Якутской духовной консистории данные о С.А. Шараборине. И в «Метрической книге записей Кыллахской церкви о родившихся, бракосочетавшихся и умерших за 1879 – 1888 годы на 444 листах» за 1884 год я нашла запись о его рождении и крещении. Оказывается, Софрон Афанасьевич родился 9 февраля 1884 года, а крещение его состоялось, как свидетельствует из Метрической книги, 15 февраля того же года. Родителями С.А. Шараборина были родович 2-го Меитского наслега Афанасий Семенович Шараборин и законная жена его Анна Михайловна, причем, оба были, как записал священник Стефан Попов, «православного вероисповедания». Здесь же отмечено, что крестным является родович 1-го Мальджагарского наслега Федор Тюгюрюк. Самое интересное то, что при рождении ребенку дали редкое имя «Софроний», но почему-то в документах, которые Шараборин подписывал уже будучи писарем, он писал свое имя как «Софрон».
Также можно сказать, что Шараборины жили в деревне 1-я Нахара 2-го Меитского наслега и были довольно зажиточными людьми. Об этом свидетельствует «Именной список о количестве имеющегося в наличности конного и рогатого скота в Кыллахском сельском обществе», составленный 21 января 1918 года. Из этого списка видно, что отец Софрона Шараборина, Афанасий Семенович Шараборин, имел 4 головы крупного конного скота, 21 голову крупного и 7 голов мелкого рогатого скота.
По всей видимости, будучи людьми состоятельными, родители смогли дать сыну образование. Поэтому Софрон Шараборин был писарем в родовой управе – у князя 2-го Меитского наслега Петра Прокопьевича Корнилова. Они были земляками, дружили и в 1912 году оба стали участниками Якутского областного инородческого съезда. На общей фотографии участников этого съезда П.П. Корнилов стоит в 4 ряду 8-м (слева направо) – в № 34 от 30.08.2019 г. мы уже писали о нем.
Известно, что в 1928 года С.А. Шараборин был арестован ЯОООГПУ по делу «ксенофонтовщины». Обвинялся по ст. 58-11, 59-3 УК РСФСР. Был приговорен 7 апреля 1928 года Постановлением ЯОООГПУ к 3 годам концлагеря. Софрон Афанасьевич проживал в г. Енисейске Енисейского района Красноярского округа, был лишен избирательных прав в 1930 году, как административноссыльный. Как отмечает исследователь Николай Слепцов (журнал «Күрүлгэн”, 2012, № 5), после своего возращения работал несколько лет в Усть-Куте по линии “Холбоса”, затем трудился бухгалтером в “Красной Якутии”. В последние годы работал в бухгалтерии Минздрава. Ушел из жизни в 1952 году.
Софрон Афанасьевич Шараборин был реабилитирован 28 сентября 1956 года. Постановлением Президиума Верховного суда ЯАССР дело прекращено за отсутствием состава преступления.

Портретная экспертиза
До наших дней дошла уникальная фотография С.А. Шараборина и П.П. Корнилова, которая была опубликована в книге «Кыыллаахха бастакы оскуола» (сост. Р.Е. Лавернова, Якутск, 2015 г.).
Для того, чтобы расставить все точки над «i», выяснить, кто же изображен на общей фотографии участников Якутского областного инородческого съезда 1912 года в 1 ряду 10-м – И.И. Чириков или С.А. Шараборин – 23 августа 2019 года редакция газеты направила подлинную фотографию С.А. Шараборина и фотографию участников инородческого съезда, где в 1 ряду 10-м, по всей видимости, изображен И.И. Чириков, на портретную экспертизу в Экспертно-криминалистический центр Министерства внутренних дел по Республике Саха (Якутия).
Портретное исследование № 59 от 10 сентября 2019 г. показало: «В результате визуального осмотра и изучения изображений, их контрольных изображений, а также исследования внешности представленных лиц методом визуального сопоставления признаков внешности, сопоставления с помощью координатных сеток, сопоставления изображений методом частично скрытых масок, установлены различия – по форме линии роста волос, контура скул, величине ноздрей, положению углов рта, линии смыкания губ. Установить, обусловлены ли данные признаки различием в положении головы и условиями освещения, не предоставляется возможным, ввиду чего, можно дать лишь вероятный вывод о том, что на фотоснимке участников Якутского областного инородческого съезда 1912 года в 1 ряду 10-м (слева направо) и на фотоснимке писаря Шараборина Софрона Афанасьевича, полусидящего слева, вероятно, изображены разные лица».
Вывод специалистов Экспертно-криминалистического центра был таким: «На фотоснимке участников Якутского областного инородческого съезда 1912 года в 1 ряду 10-м (слева направо) и на фотоснимке писаря Шараборина Софрона Афанасьевича, полусидящего слева, вероятно, изображены разные лица. Ответ дан в вероятной форме по причине наличия различий в положении головы и недостаточной четкости элементов внешности исследуемого лица участника Якутского областного инородческого съезда 1912 года».
Таким образом, на фотографии участников инородческого съезд в 1 ряду 10-м, по всей видимости, запечатлен учитель Иннокентий Иннокентьевич Чириков. Возможно, если бы мы располагали настоящей фотографией Чирикова, вопросов бы не возникло. Мы очень надеемся, что после опубликования материала найдутся нынешние потомки И.И. Чирикова, у которых сохранились фотографии их предка, расскажут о нем, и тогда «белых пятен» в нашей истории станет намного меньше.

Ирина РОМАНОВА


Подробнее читайте в свежем номере газеты по указанной ссылке:

Парламентская газета № 45 (2091) от 15 ноября 2019 года

Уважаемые читатели!

  1. Покупая электронную версию Издания, вы осознаете, что покупаете ее исключительно для личного (семейного) пользования. Перепродажа или любая другая передача купленного вами номера газеты третьим лицам запрещается и может преследоваться по закону.
  2. Обязанности продавца, в качестве которого выступает Издание, считаются выполненными с момента отправки Покупателю ссылка на скачивание купленного и оплаченного им номера газеты.
  3. Стоимость газеты в розницу 30 руб.

ВАЖНО! Иногда, по независящим от Издания причинам, спам-фильтры Покупателя перебрасывают письмо с заказанной вами ссылкой в папку «Спам». Поэтому если вы не получили от нас автоматически сгенерированного письма со ссылкой, для начала проверьте папку «Спам». Если его нет и там — обращайтесь в нашу редакцию.

Поделиться